Кгтик
- Не ходи, - кричит, - не вернешься!
В лесу летом прохлада и сумрак. Вот черника у тропинки, крупная, круглая, сладкая. Ванька оборачивается, и рот у него перемазан фиолетовым.
- Там волки! Медведь там! Ванька, там лешие в лесу и привидения!
Мальчик собирает еще ягод в ладошку и идет дальше. Трава мягко обнимает за щиколотки, когда рябая Марья переминается опасливо под первыми деревьями. Она теребит то передник, то платок, прикрывающий рыжую голову, а то вскидывает руки вслед своему Ваньке, который уже отвернулся и все равно не видит.
- Да ошалел ты что ли? Не выходят из лесу! Не выходят - пропадают! Пропадешь, не вернешься!
Ванька склоняется над травой и срывает сиреневый колокольчик, другой, третий, темные от черники пальцы сжимают тонкие стебельки, цепкий взгляд пробегается по зелени, ища еще цветов, ну хоть парочку. Два шага вглубь, Марью на опушке отсюда уже не видно, только крик верно разносится. Еще два колокольчика, еще шаг - цветок, головки покачиваются без ветра, когда Ванька тянется к ним, опустившись на колени. Девять колокольчиков, как девять лет Ваньке.
- Опомнился! Ванечка! Родненькай, пойдем домой.
Ванька подходит тихо и протягивает ей цветы. Бровки домиком, поджимает губы и смотрит словно бы умоляюще.
- Ты не плачь только, Маренька, не плачь, хорошо? - шепчет еле слышно.
Марья берет колокольчики аккуратно, стараясь не рассыпать и не помять уже грубеющими пальцами. Сколько нежности выпадает крестьянской девке? Сколько красивого в старой корове, которую она утром выводит на луг? Сколько тонкого в возне у печи с утра, вымазываясь в саже, обжигая пальцы, потея отчаянно под платком? Ванька знает, что Марья любит красивое и тонкое и нежное, и он улыбается робко, когда руки в веснушках подносят цветы к лицу, и Марья закрывает глаза от радости.
Ванька с последним "Ты не плачь, Маренька!" разворачивается и уносится без оглядки.
- Вернись! Вернись, Ванька! - кричит, срываясь. И все держит колокольчики у груди, мягко и нежно.

@темы: в детстве я съел половину книги, ведьмачонок, сказки